Вокруг вулкана за 13 дней: самый сложный отрезок пути. Часть 2

озеро троговое камчатка
Озеро Троговое, населённое планктоном

Окончание истории. Начало вот здесь.
Следующие два дня ходили в радиалку в сторону от вулкана – к хребту Паялпан. Неприятный брод через бурную Галдавить оставил Таню без туристической палки, выше озера Воронка встретили чёрного медведя, который, увидев нас, ломанулся в нашу сторону. Очко, простите, сжалось. Гремели всем, что было под рукой, но я почему-то потянулась к фотоаппарату – надоело бояться. Он добежал и встал на задние лапы в 50 метрах от нас. В руках уже краснели фальшфейеры, когда Потапыч передумал и дал дёру. Вот она, сила людского духа… 
медведь камчатка
Косматый друг подошёл совсем близко

Дошли до озера Троговое. Пили на нём чай из воды с мелкими красными ракообразными и обедали конфетами. Снова сгустились тучи, и снизу через распадки стал подниматься туман. Похолодало. До озера Горное – самое высокое из четырёх, которые мы планировали посетить, – шли уже по приборам. Естественно, никаких видов. Зато марсианские пейзажи в тумане и – впервые за трип – следы молодой росомахи на глине. Ночевать решили на озере Орлином, и шли до него в настолько мокром и густом тумане, что чуть не свалились с берега, не видя, что впереди открылась вода. Разбили лагерь, приготовили ужин на горелках в палатках и всю ночь слушали грохот осыпающихся под ногами горных баранов камней и держали стены палаток под мощными порывами ветра. К утру палатки вымокли насквозь, как и спальники и мы внутри них, зато ветер исчез. Мокрые, озябшие и начинавшие кашлять, мы тронулись обратно к Зелёному домику. Спускались по пересохшему руслу ручья, сильно заросшего карликовой ольхой. В ручье нашли вороной блестящий обсидиан и едва не встретились с мишкой. Наш главный по мишкам – Ильнар – в одном месте крикнул всем остановиться и замереть: фышканье медведя раздавалось прямо здесь, казалось, в паре метров от лица в густом ольшанике. Мы сгрудились верхом на камне, орать не было смысла – можно испугать его и получить лапой, поэтому просто уговаривали хозяина уйти, обещали больше не беспокоить, если он пропустит нас. Несколько томительных минут в переплёте ветвей, где рядом стоящих коллег-то плохо видно, прошли в общении с испуганно дышащим медведем. Его морды мы, слава богу, так и не увидели – пропустил.

озеро горное камчатка
Печальные виды озера Горного

На этот раз я решила спать в домике, пусть сыром, но наша палатка была куда мокрее. Наутро погода стала совсем странная. С запада тянуло тучи, и они то топили сопки в молочной белизне, то вдруг и неожиданно рассеивались. Над головой проглядывало солнце, и оставалось только гадать – повезёт или нет, пройдём посуху или промокнем уже действительно до костей. Впереди были два самых сложных дня.

хребет паялпан камчатка
Коварные облака у Зелёного домика накануне подъёма на склон

Конечно же, нам не повезло J Едва перейдя ледяную реку Галдавить, мы оказались в туче и больше уже из неё не выходили. И это там, где должны были быть самые потрясающие виды – на склонах Ичинского вулкана! Конечно, на склонах этого старика туманы и тучи – самые частые гости в отличие от солнца, но так хотелось, чтобы он сделал для нас исключение. Увы.

река галдавить камчатка
Галдавить сливается с небольшим чистым ручьём. Переход к хребту Паялпан

Подъём по склону был несложным и красивым, несмотря на туман. Мёрзло нутро, пальцы рук морщились от влажности, но мы поднимались к совсем мертвенным местам по ложу давно растаявшего ледника. Воды становилось всё меньше – истоки рек оставались внизу. Зато появились снежники. Преодолев небольшой хребет и обнаружив по карте, что вышли на небольшой участок вулкана, относящийся в Корякской области (всё остальное – Камчатский край), решили заночевать. Место выбирать не приходилось: язык ледника и вытекающая из него речка Нюлкандя оказались единственными ближайшими источниками воды, пусть и мутной. У речки нашли более-менее плоское место, вспугнув с него стадо снежных баранов, и заночевали. У меня ситуация осложнялась начавшимися не в срок критическими днями – врагу не пожелаешь в таких условиях.

снежные бараны камчатка
Застали врасплох семейку снежных баранов у истока Нюлканди

Вечером на десять минут перед закатом вышло солнце. Нас как громом ударило: распадок, по которому Нюлкандя срывалась вниз, открыл неземную картину – мы видели то ли Охотское море (от склона Ичинского ландшафт спускался вниз резко, перерастая в десятки километров болот у самого моря), то ли болота, пронизанные золотыми на солнце нитками рек… Точно было ясно только одно – видно что-то очень далёкое и низкое по сравнению с точкой, где мы находились. Камчатка умеет делать такие неожиданные подарки. Десять минут – и память на всю жизнь. Каково там в безоблачную погоду? Наверное, можно сознание потерять от восторга.

нюлкандя ичинский вулкан камчатка
Ночёвка у истока Нюлканди и вид на полосу облаков в сторону Охотского моря. Фото Р.Туюшева

Всю ночь я не спала от холода, в груди начало хрипеть, а утром баллоны с газом и посуда с водой были покрыты тонкой ледяной коркой. Но ад был ещё впереди.

озеро горное камчатка
В туче на озере Горном всё равно фотографируем

Мы не верили, что дойдём эти 19 км до такой желанной и родной юрты на озере Кетачан с печкой, крышей и теплом, но – дошли. Сделали нереальное усилие и дошли.

исток галдавить ичинский камчатка
Поднимаемся к истокам Галдавити по ледниковой морене

Сегодня предстояло пересечь ледник Западный и не просто пересечь, а найти место, где пересекать его относительно безопасно. Мы решили подняться выше и пересечь его там, где он достигал в ширину всего 500 метров. Полдня прыгали с камня на камень, перелазили снежники, обходили провалы – не сложно, но очень медленно. Поднялись до 1900 метров, немного спустились и увидели его…

Этого я никогда не забуду. Я видела открытые и закрытые ледники, трещины, уступы, но тающий ледник я увидела впервые. В тумане он был похож на непреодолимые укрепления какого-то древнего города. Острые пики поднимались высоко, вокруг всё грохотало от бурных подлёдных рек и сыпалось прямо на глазах. Мы стояли перед ледником уставшие, мокрые от непрекращающегося в этот день дождя, который на высоте был смешан со снегом. Промокло всё, даже дождевики. У меня стали отниматься от холода обмороженные пальцы, я даже пуговицу теперь не могла застегнуть, за шиворот через платок и два капюшона лился пронизывающий холод, капли воды стекали по жутко уставшей спине. Останавливаться было нельзя – мне казалось, что, стоит остановиться хотя бы на минуту, я просто упаду и разобьюсь, как сосулька, останусь тут навеки. Поэтому даже на обед не прерывались – боялись холода и шли совсем голодные. Я шла и думала о муже, о том, что он меня ждёт, и хотелось дойти только ради него. В какой-то момент потекли слёзы и, казалось, я прямо сейчас прижимаюсь к его груди. Но впереди ещё предстояло пересечь ледник…

склон ичинского вулкана камчатка
Переход по склону Ичинского вулкана

Перед ним я решила, что мне уже всё равно, что будет. И когда ноги утопали в шлаке, и когда Радик отпрянул назад, услышав глухой треск под ногами, и когда бешеная вода вырывалась из пещеры во льду и под ногами чувствовалась вибрация, и когда дождь усилился и впереди выросли новые тающие пики – мне было всё равно, я ползла, шутила и смеялась. А потом вдруг под ногами оказалась твёрдая земля. В этот момент мы, наконец, поверили, что сегодня будет юрта, тепло и настоящее счастье.

ледник западный ичинский вулкан камчатка
На склоне Ичинского вулкана

Ещё 9 км казались фантастикой в том состоянии усталости и холода, в котором мы находились. Но это были 9 км вниз по склону, к теплу и зелёным тундровым кочкам. Как только спустились в долину Кетачана, вдруг снова вышло это коварное солнце! Перешли Мутный, почти не вымокнув, потому что мокрее уже нельзя было быть, а потом увидели совсем близко чёрного мишку. И это в долине, где, я думала, они никогда не появляются! Едва увидев нас, этот умница побежал прочь, причём бежал не в страхе, а высоко подпрыгивая и как будто напевая «О-облака-а-а-а-а, белокрылые лоша-а-адки». Он был прекрасен.

ледник западный ичинский вулкан камчатка
Ручей, ледяной дождь и отмороженная я на подходе к леднику Западный. Фото Р.Туюшева

Я уже видела юрту, когда поняла, что больше не могу идти. Рюкзак сполз с плеч на локти (думаю, именно этот факт обеспечил мне эпикондилит), ноги как будто не успевали за рвущимся вперёд телом. Определила, что обязательно дойду за 300 шагов, и шла, считала, терпела до 340-го. В юрту мы все почти вползли. Счастью не было предела! Мы так смеялись, говорили громко, шумели, пели, а сил снять одежду не было – пришлось помогать друг другу стягивать дождевики. К ночи растопили печку докрасна, завесили всю юрту мокрыми вещами – от трусов до палаток и не могли уснуть ещё долго от перенапряжения последних двух дней.

юрта на озере кетачан камчатка
Вселенская сушка в юрте

Дальше всё было просто: уже знакомым путём спустились к Арбунату, нашли старую стоянку оленеводов с кучей мусора (они почему-то на всех стоянках теряют по одному башмаку или тапку с каждого человека), заночевали на Ангре, а утром добрались до кордона. Ребята остались на нерестилище удить рыбу и снимать фотоловушку, а мы с Таней без GPS-ника дошли до кордона и так громко орали, когда увидели его крышу, что перепугали туристов-ягодников, обедавших на кордоне. И снова засветило жаркое солнце…

озеро горное камчатка
Озеро Горное - то, что удалось увидеть

На кордон накануне приехали волонтёры Светка и немец Лукас. У них была еда, печенье, масло, овощи, на которые мы набросились, как дикари. Туристы нам, страшным и мокрым, налили чай, скормили бутерброды с колбасой (!) и оставили пачку сигарет, потому что мне жутко захотелось просто сидеть и курить от счастья после почти 150 км каждодневного преодоления себя.

Вечером была рыба в фольге, баня и сухие вещи. А ещё было ощущение, что мы сделали что-то сложное и здоровское. От кашля в груди не осталось и следа. Хотелось неделю просто сидеть на кордоне, смотреть на костёр, йожиться и читать. Но разве тут усидишь…