Поход к подножию Ичинского вулкана: туманы озера Кетачан. Часть 1

ичинский кетачан камчатка
Юрта геологов на плато перед вулканом, лавовый поток справа

Погода стояла солнечная, не особо жаркая – в этих местах настоящей жары не бывает – и потому самая подходящая для начала работы. Вокруг на тундровых кочках уже начинала чернеть голубика и жимолость. Середина июля. Несмотря на рекомендации идти в сторону нерестилища в болотных сапогах, желания портить ноги на жаре в резиновой обуви не было никакого, поэтому болотники повисли сбоку рюкзака, а я пошла в берцах. Понадобилась эта тяжесть всего дважды – когда форсировали реку недалеко от кордона и когда переходили её же на обратном пути... Целью первого кетачанского выхода было дойти до озера Кетачан у подножия дремлющего снежного гиганта Ичинского, отремонтировать бывшую геологическую, а ныне туристическую юрту и построить рядом с ней туалет или хотя бы что-то, прикрывающее попу туриста от коллег. Стройматериал на место забросили ещё зимой, на снегоходах, а на наших плечах должны были дойти гвозди, молотки, топоры, пилы и лопаты.

вулкан черпук камчатка
Алексия только что забралась на вулкан Северный Черпук

Хотя это был уже второй выход, но моё бренное тело не было к нему окончательно готово: рюкзак казался тяжелее слона, может, он и вправду был таким, потому что к личным вещам добавился совсем не спортивный набор продуктов по 6 кг на рюкзак, штыковая лопата с черенком, палатка-двойка в сборе и несколько газовых баллонов. Идти и даже ползти с этим грузом было несложно, но стоило снять рюкзак и расположиться на отдых, как тут же начинало казаться, что я не могу и не могла бы никогда поднять эту тяжесть. Недаром я привезла с Камчатки эпикондилит – воспаление в локтевом суставе, связанное с тотальной перегрузкой мышц рук.

кратер вулкана черпук камчатка
Кратер вулкана Северный Черпук

Мы двинулись в путь после обеда (выходы абы когда вообще стали нашей нехорошей традицией). Предполагалось, что за первый походный день мы преодолеем нерестилище, перейдём вброд безумное количество рек, ручьёв и болот, окружающих это место, проползём вдоль древнего лавового потока и по тропе дойдём до озера Ангре. Всего делов на 10 км.

озеро кетачан камчатка
Узкая полоска воды озера Кетачан и сопка позади него

Дойти до Ангре в этот день нам помешали поздний выход, упоротый маршрут сквозь (а не вдоль) лавовый поток и двое психиатров из Волгограда. На нерестилище мы сделали длительную остановку, чтобы поймать рыбу на ужин. Психиатры шли очень медленно, везде приходилось их подолгу ждать, но тут это было только в радость. Рыба стояла в голубой воде почти у самого берега, поэтому за 20-30 минут на берегу оказались шесть увесистых рыбин, которые мы по-братски раскидали по шести рюкзакам (волгоградцы от переноса рыбы отказались напрочь, мол, у них и так рюкзаки переполнены). Реку перешли без проблем, а дальше решили, что умный гору не обойдёт, а обязательно на неё полезет…

рыбалка на камчатке
Рыбалка на нерестилище близ кордона Кетачан

Потом, проходя это место, смеялись, что потратили полдня и разодрали не один рюкзак, перелезая лавовый поток, который на обратном пути обошли за 10 минут. Для сведения: этому лавовому потоку с Ичинского около 300 лет – немного по геологическим меркам, поэтому он успел порасти лишайниками и кедровым стлаником, но глыбы застывшей лавы ещё не разрушились временем, дождями и ветром и остались острыми и многоугольными. На карте лавовый поток обозначается специальными символами, на которых не обозначен ни рельеф, ни даже крайние высоты, поэтому, вылезая на него, никогда не знаешь, чего ожидать. Может быть, удастся быстро пройти по вершинам глыб, а можно и застрять над провалами, пещерами, пиками. Мы перелазили дважды. И оба раза по второму сценарию.

лавовый поток ичинского камчатка
Передышка на лавовом потоке. На рюкзаке висит рыбка на ужин :)

Мне путешествие по потоку понравилось: хоть для чего-то понадобились длинные ноги, но вот наши волгоградцы перенесли путь с трудом и, когда вылезли на тропу, матерились, как сапожники. На последнем спуске, заросшем кедрачом, потерялась половина нашей рыбы, бутылки с водой, а на моих штанах, прошедших невредимыми три горных похода, велозабеги и альпсборы, появились огромные дыры в районе коленей и ягодиц. Вечером дружно зашивали снаряжение в тусклом свете налобных фонариков.

суслик и озеро кетачан камчатка
Суслик - крикливый обитатель окрестностей Кетачана

Пройдя полпути до Ангре, решили разбить лагерь. Отстающие коллеги подтянулись уже в сумерках. Трава в этом месте была высоченная, пришлось её вытаптывать и «косить» треккинговыми палками, срубили пару молодых берёзок, соорудили костёр и поставили котелок под уху. На вытоптанном пятачке разместили три палатки, рюкзаки по технике безопасности кинули снаружи – если уж медведь придёт на запах, то пусть начинает с них. В нашей трёшке спали вчетвером с иностранцами Алексией и Стефаном. Первая ночь на выходе в совершенно диком месте была напряжённой, да и лагерь разбили почти на тропе, по которой ходит зверь, а тут ещё высокая трава, через которую пробираться к ручейку или по нужде, низина, высокая влажность и плохая видимость – медведь может и не заметить лагеря, наткнуться случайно и испугаться, а чем его испуг заканчивается, мы, спасибо, начитались. В общем, я спала плохо.

озеро ангре на камчатке
Место ночёвки на озере Ангре и лавовый поток на фоне

На следующий день прошли в гору около 5 км и – вот оно, наше долгожданное Ангре! Тропа к нему идёт вдоль потока, почти всё время по лесу или высокой траве, в жаркую погоду душно и нечем дышать, а когда выходишь к озеру – свобода, воздух, долгожданная прохлада, Ичинский виднеется. Ребята сбросили рюкзаки и кинулись в воду, я чуть позже купалась нагишом, уйдя от лагеря за изгиб берега. Берег на озере неприятный: каменные пластины, выскальзывающие из-под ног, причём этот «берег» в некоторых местах наклонён градусов на 30 над озером, а выше – лес. С одной стороны Ангре ограничено лавовым потоком, с другой стоят невысокие сопки, и в одном месте, где в распадке между сопками течёт ручей, есть небольшая, влажная, заливаемая во время дождей площадка, на которой мы и разбили лагерь. В холоднющем озере водится вкусный голец, а вечером здесь дубак даже после жаркого июльского дня, но нашим парням место полюбилось (из-за рыбы), поэтому мы здесь ночевали ещё трижды.

туман на озере кетачан камчатка
Подходим к юрте на озере Кетачан в густом тумане

На третий день похода вышли к следующему озеру – Арбунат (3 км от Ангре), и тут нашим волгоградским коллегам пришёл конец. Мы перебрали продукты, отдали им трёхдневный паёк, и они, всё ещё стараясь улыбаться, убежали от нас в сторону Птичьего ручья, до которого от Арбуната 3-4 км, а там грунтовка, рудовозы, кордон и путешествие домой от «этих чокнутых волонтёров, которые не умеют находить нормальные маршруты» (приблизительно так они отозвались о нас в офисе парка). На Арбунате погода испортилась, и мы увидели на той стороне сигнальную ракету… Обошли озеро и встретили Виталия – военного из Вилючинска, родом из Хакасии, который в одиночку в джинсах и кроссовках решил взойти на Ичинский вулкан в состоянии профилактического голодания, то есть из еды у него была только крохотная баночка мёда. За час до нас к нему в палатку заглянула матуха с двумя медвежатами, и он долго эмоционально рассказывал, как упрашивал её уйти и она ушла. Виталий заявил, что знает дорогу к Кетачану, и предложил идти вместе. На беду, мы согласились.

на озере кетачан камчатка
Стираемся и моемся на безжизненном озере Кетачан

Виталий повёл нас в другую сторону, а когда поняли, что идём не туда, пришлось сделать приличный крюк. С нашими рюкзаками это было неприятно. В конце концов, вылезли на бесконечное плато высокогорной тундры, где медведи за сотни лет пробили в тундровых кочках настоящую автостраду, и пошли по их тропе. Погода становилась всё хуже, налетел ветер, стало холодно, а через два часа спустился такой густой туман, что едва видели друг друга. Силы были на исходе: 5 км абсолютно безжизненной, чудовищно ровной и однообразной тундры плюс постоянный подъём после 12 км более оживлённой местности нас добили. Шли по приборам и верили, что вот-вот, уже через 3, 2, 1 километр увидим озеро и юрту. Перешли вброд довольно широкий ручей, ещё немного и – о, счастье – она была тут, такая уютная, большая, деревянная, с дырявой крышей, у самого лавового потока, из-под которого сочится слабый ключ – единственный источник питьевой воды на всём плато. 

юрта на озере кетачан камчатка
В процессе ремонта юрты - работают все!

Следующие два дня мы крыли её рубероидом, разбирали стоявший рядом сарайчик и проектировали туалет. Виталий жил рядом, в палатке, и постоянно переносил свой дом подальше, когда мы начинали готовить еду. Когда развеивался туман, прямо над нами появлялся заснеженный Ичинский вулкан, где-то на его склонах шумели водопады, рядом тёк мутный ручей, кричали суслики, пищухи, гуляли лисы, везде валялись сброшенные рога северного оленя, в километре с небольшим виднелось безжизненное озеро Кетачан и лиловая сопка позади него, а потом снова наступал туман. И больше ничего. Звенящая тишина, резкие вскрики грызунов, разносимые эхом по пустому пространству плато и похожие на позывные хищной птицы, и пустота, в которой слышишь собственные мысли. Там, в тумане, вспоминался фильм «Мгла», только не ужас, который таился в невидимом, а ощущение, что тот клочок мира, на котором ты находишься, – единственное обитаемое место на земле. 

на озере кетачан камчатка
Доделываю туалет по только что придуманному проекту на фоне глыб лавового потока

Стефан через несколько дней молил скорее покинуть юрту. «Я здесь слишком много думаю моя жизнь», – сказал он. А мне нравилось. Ближе к сумеркам я уползала от юрты, залезала на глыбы лавового потока и смотрела, как из-за сопки над Кетачаном и из тундры наползает туман. Занималась йогой, пока язык тумана не обволакивал меня, обдавая ледяным холодом, и тогда бежала к юрте, пока ещё могла её видеть, потому что в таком тумане и таком пустынно-однообразном месте потеряться – одно мгновение. Медведей у юрты в этом походе мы не видели, и создалось успокаивающее впечатление, что их здесь просто нет. Действительно, они не любят открытых пространств, а когда появляются стучащие и пилящие люди, эхо далеко разносит признаки их присутствия, и нормальный медведь избегает такого соседства. Нормальный…

вулкан северный черпук камчатка
Вулкан Северный Черпук в облаках. Высота над уровнем моря 1689 м, над плато - 600 м

В юрте я крепко спала и видела потрясающие сны, даже несмотря на то, что по ночам пищухи пробирались внутрь через редкий дощатый пол и закрытый деревянной заслонкой вход (низкий и узкий, в который я с трудом протискивалась), забирались в пакеты с крупой и печеньем, а иногда пробегались по спальнику. Мне показалось, что я могу остаться тут очень надолго, в отличие от кордона: днём была работа, к вечеру можно было сходить помыться и постираться на озеро Кетачан в тишине и одиночестве, если не моя очередь готовить, то после окончания «рабочего дня» я писала заметки, сидя на камнях, занималась йогой, читала «Живые и мёртвые» перед сном, пару раз пела после ужина и неизменного в наших походах жареного спирта. Голова казалась такой кристально чистой, прозрачной, мысли останавливались по первому требованию, казалось, ещё пара дней тут – и я превращусь в эфирное тело и навсегда улечу.

горные тундры вид с вулкана камчатка
Миядзаки в натуре. Вид с Северного Черпука

Окончив ремонт и построив туалет, мы занялись радиальными выходами. Сначала решили подняться на Северный Черпук – давно потухший боковой вулкан Ичинского. От юрты он находится в паре километров, подъём на сам вулкан довольно крутой, по осыпающемуся шлаку на 600 м по вертикали. День был солнечный и жаркий – не лучший для подъёма, но за пару часов мы преодолели путь вверх. Наверху всё вышло, как в кино: сначала нас закрыло плотной тучей, а когда последний, шестой член команды дошёл, вдруг разведрилось, и мы очутились на краю небольшого кратера перед видом, который я не забуду никогда и ни с чем не смогу сравнить. Алексия, которую крыло, похоже, не меньше моего, застыла с открытым ртом, а потом просто пошла вдоль кратера. Я отдышалась и тоже пошла. На той стороне кратера эстетический шок достиг апогея. Мы обе стояли молча, мне всерьёз показалось, что я сейчас могу прыгнуть вниз и обязательно полечу, расправив за спиной крылья. Перед нами лежали горные тундры, похожие на картинки из мультфильмов Миядзаки, светло- и тёмнозелёные, рельефные, пустые и бесконечные, из них вырастали кое-где красные сопки, которые прижимал, обрезал, как будто выдавливал в сторону чёрный язык лавового потока. Я пыталась представить, каково здесь было 300 лет назад во время мощного извержения, и мне казалось, что я слышу крики сопок, которые обжигает медленно ползущая лава, где-то срезает половину сопки, высушивает ручьи, меняет русла рек и вытягивает свои руки во все стороны, постепенно застывая и погружаясь в вечность. Может, немного патетически, но именно так мне тогда (да и сейчас) казалось. Бывают такие виды, от которых мурашки по коже, голова кружится и путаются мысли. Этот был именно такой. Нигде больше – ни на Толбачике, ни под извергающейся Ключевской – я не была больше поражена. Один этот вид стоил того, чтобы провести два месяца в бесконечных походах, жаль, что за всё время он был единственным.

на кратере вулкана северный черпук камчатка
Алексия наслаждается видами с вулкана

Поход к юрте остался моим самым любимым, памятным и глубоко личным. Если бы мне разрешили повторить один-единственный поход из всего камчатского трипа, я знаю, на чём бы остановила выбор. Хотя… Нет. Не люблю повторений. Я бы поехала на Шивелуч J

Продолжение на следующей неделе. Руки устают печатать! 


лавовый поток вид с вулкана камчатка
Вид с Северного Черпука на старый лавовый поток
Продолжение рассказа читайте здесь