Русская йога и адекватность: почему люди боятся ходить на йогу?

Источник фотографии

В одном клубе, где я вела занятия по йоге и авторский курс «Здоровая спина», ко мне на «Спину» пришла женщина. Занималась пару месяцев исправно, не пропускала, старалась, а потом вдруг пропала. Встречаю её на рецепции – улыбается и сбегает. Ну, думаю, ладно, надоело человеку, а объяснять, почему, не хочет. Ещё какое-то время спустя встречаю её на улице да так, что нам никак не разминуться на тротуаре. Поздоровались, и тут она заговорщическим тоном спрашивает: «Вы зачем йогу ведёте?» Я даже опешила: и что на такой вопрос отвечать? Объясняю, что йога для меня – основное направление, фитнесом я не занимаюсь, а курс «Здоровой спины» создала из сочетания йоги, пилатеса и ЛФК, и сама йогу практикую, ничего другого. Молчит. Думает. И вдруг выдаёт: «Я к вам перестала ходить, потому что узнала, что вы ведёте йогу. Это же ужасно! Это сектантство! Это противоестественно! Как вы можете? Вы же вроде адекватный человек. Вот когда будете вести нормальные занятия без всяких там йог, я буду ходить и друзьям рекомендую, а пока я даже не знаю, как к вам относиться». Я выкатила глаза и невольно улыбнулась от удивления, на что женщина оскорбилась, махнула хвостом и, не прощаясь, продолжила свой путь.

Я понимаю, что такой случай скорее исключение и свидетельствует о весьма косном мышлении, но всё было бы не так печально, если бы о таких же случаях я не слышала от коллег. Я не дружу и не работаю с шизотериками, адекватность для меня – показатель человеческого интеллекта, а значит и глубины понимания йоги как системы этических, метафизических и физиологических принципов. Но люди, подобные моей бывшей клиентке, судят об адекватности не по занятию, которое они видели сами, а по тому, что где-то когда-то от кого-то слышали. А слышали они, что йога – секта, попадая в которую, люди начинают бредить ведической астрологией, говорить на непонятном языке о том, какую вьяяму надо сделать, чтобы открыть левый канал третьей чакры для очищения кармы от узлов неведения. Самое грустное, что они правы. Не в том, как они судят, а в том, что йога сегодня скомпрометирована волной малопонятной эзотерической информации, из которой грамотные йога-бизнесмены делают отличный «духовный» товар.

Тема не нова. Мусолили её уже со всех сторон, ну и я не могу пройти мимо, потому что сама не раз попадала на занятия, после которых у меня, человека с семилетним опытом преподавания, волосы вставали дыбом. Аутентичная йога – красивое слово, но это не про нас, не про нашу действительность. Вы помогаете людям найти гармонию, обрести здоровье, спокойствие, снять стресс, задуматься о вечном, стать счастливыми? Да, это и есть йога в городе. Никто из ваших учеников не приходит на семинары, чтобы стать санньяси или садху и уединиться от мира, а даже если такие и есть в больших городах, то вряд ли они пойдут на семинар раскрученного йога-мастера, думаю, какой-нибудь индийский ашрам будет им намного интереснее. Люди, которые приходят заниматься на йогу, работают в офисах, ездят по выходным на дачу и воспитывают детей, они встроены в социум, и не йога и не самадхи – их конечная цель в жизни, но на йоге они чувствуют облегчение, им хорошо. Так о какой аутентичности может идти речь? Задача ответственного городского йога-тичера, скорее, состоит в том, чтобы помочь человеку стать здоровее, спокойнее и счастливее, а не завербовать его в свои последователи. Он должен работать для ученика, а не для популяризации себя любимого.

Увы, популяризируя какое-то своё направление (а их сейчас сотни, если не тысячи!), преподаватель йоги вынужден быть агрессивным по отношению к другим системам, ведь ему необходимо доказать, что его система – самая верная. Это просто конкуренция, что, опять же, грешит против аутентичности. Реалии города таковы, что нам, преподавателям, нужно зарабатывать, чтобы продолжать преподавать и приносить радость; современный мир сделал йогу товаром и мы – его продавцы, как бы малоприятно это ни звучало. С этической точки зрения мы все неправы, но донося до людей преимущества йоги, мы сами выбираем, кто мы: служители человека или только опустошители его кошелька. От этого напрямую зависит уровень зарплаты каждого педагога, но, как говорят в Индии, хороший учитель никогда не останется голодным. Да и плюсики к карме никто не отменял J

В философских трактатах о йоге и тантре есть рассуждения о кундалини, нади, чакрах и намного более сложных структурах и формах человеческих тел, о целях йоги, далёких от мирской жизни, о практиках, предписанных только аскетам, но ведь в трактатах Платона, Канта, Ницше тоже есть специально созданные или выведенные из прошлого опыта понятия, которые облегчают автору объяснение его концепции. На философских факультетах вузов специальная терминология используется для специально обученных людей, которые пишут статьи, диссертации, книги для таких же специально обученных людей. Никто из них не придёт к домохозяйке или в коллектив рабочих порассуждать о чистом разуме и воле к власти, используя те же термины, что и в разговоре с коллегами-философами. Это будет выглядеть как минимум смешно. Я не говорю ни в коему случае, что домохозяйка не поймёт этих рассуждений – есть домохозяйки намного более рассудительные, чем иные студенты философских факультетов, но оперировать в разговоре с ней специальными понятиями – недопустимо! Потому что для разговора о концепции того же Ницше недостаточно посмотреть определение основных терминов в Википедии, недостаточно прочитать оригинал – нужно понимать и знать массу смежных понятий и систем, то есть это вопрос профильного образования (или самообразования).

Тогда почему в йоге должно быть иначе? Почему преподаватель йоги считает себя вправе рассказывать на обычном занятии о поднятии кундалини, уничтожении самскар, пробуждении осознанности? Это не благо, не рассеивание неведения, а спекуляции человека, который запутывает других в понятиях и оттого кажется им и самому себе умнее и духовнее. Понимание йогической системы не может сложиться из посещения занятий популярного преподавателя, а ведь 99,99% занимающихся никогда не будут читать трактаты, но будут пользоваться услышанными терминами в услышанной интерпретации. Йога - это философская система, как бы нам ни хотелось считать иначе, а то, что происходит в огромном количестве йога-студий Москвы, – профанация знания, из которой рождается не мудрость, а шизотерика и эгоизм. Да-да, именно эгоизм! Иначе не назовёшь печальное щегольство понятиями, обилие специальных терминов в речи, которое нередко сопровождается туманным взглядом куда-то поверх голов, слащавым голосом, многозначительными паузами и оргазмическим выражением лица. Это не повсеместно, но это есть и этого много.

Притом у нас есть огромное количество преподавателей йоги, которые действительно, что называется, в теме. Они постоянно совершенствуются, читают, занимаются на курсах философских факультетов, иногда даже учат санскрит, ездят на ретриты в Южную Азию, сидят у стоп Учителя и напитываются знанием. Вполне логично, что эти люди не кичатся знанием терминов и могут объяснить, что такое Пракрити и Пуруша (если это действительно требуется) на нормальном повседневном языке без певучих интонаций Чеширского кота и попутных рассуждений о законе вечной женственности, природе Шакти и тантрического единения полов. Они называют термины, которым нет аналогов в русском языке, но всё остальное говорят доступно для того, кто столкнулся с йогой впервые. Есть и другие – те, кто вообще не касается философских бесед на занятии, будучи реально сильными практиками, не носят бороды, аладдинов и пучка волос в точке бинду, не поют мантр на занятии (если это не личная мантра, конечно) и улыбаются ученикам, как нормальные люди. Разве практика страдает от этого? Напротив, на их занятиях чувствуется сила, знание, свет и доброта, и после них – летаешь. Ученику ничего не впаривают, не опутывают его сетями красивых слов о пробуждении, и он счастлив – не в этом ли цель городской йоги?

Можно возразить, что есть огромное количество учеников, которые жаждут впаривания, так почему не учесть и их интересы? Есть, ой как много их есть, особенно в Москве! С точки зрения ведения бизнеса и создания лояльной аудитории потакать таким людям – правильно, прибыльно, ведь никто не обожает преподавателя преданнее человека, которого он сделал «избранным». Людям дают некое знание (а на самом деле – лишь терминологию и примитивное объяснение), они запоминают красивые малопонятные слова, может, даже читают пару статей в интернете, и начинают ими апеллировать, например, на занятии у другого педагога, который не упомянул о просачивании энергии сквозь муладхару при выполнении собаки мордой вниз. Или в разговоре с подругами, которые занимаются «ненастоящей» йогой без мантр и благовоний. Они избраны, у них есть знание, которого нет у подруг, они обожают им пользоваться. Круто. Только прямо противоположно целям йоги, которая должна избавлять от неведения, срывать «покровы ложного знания», открывать «свет жизни» (Б.К.С.Айенгар) и позволять людям проще понимать друг друга как каплям одного огромного неделимого моря. Каждый йога-тичер решает сам, что важнее: потакать вкусам толпы, открывать ту самую истину или ничего не открывать, а просто вести людей по пути, на котором они сами её найдут. В этом смысле даже фитнес-йога кажется более безобидной, чем шизо-йога, потому что не трогает человеческое сознание: и не лечит и не калечит.

Вообще, когда преподаватель йоги берёт на себя миссию «расширения сознания» своих учеников, это страшно. Когда-то ученику полагалось 20 лет сидеть у ног учителя, прежде чем тот обратит на него внимание, а сейчас платишь 1000 руб за занятие – и на тебе! Тайное знание само идёт в руки, и стараться не надо, учить ничего не надо, знай себе слушай длинноволосого дядьку, а потом с видом знатока критикуй всё то, что тебе не нравится. Такой подход начисто лишает ученика критического мышления и превращает его в попку-дурака, который слепо воспроизводит раз услышанное. И, несмотря на обилие информации в современном мире, сказанное не проверяется, не обсуждается, не подвергается сомнению, ведь за занятие уплачено, а это по умолчанию значит, что тебе говорят только правду и ничего, кроме правды. Рай для бизнеса, и, увы, в нём процветают очень известные люди, которые во многом формируют лицо сегодняшней российской йоги.

Так прекрасная древняя система, которую со времён Кришнамачарьи пытаются упростить для обывателей, в глазах этих самых обывателей становится сектой и пристанищем неадекватов. Сколько ещё продержится мода на йогу? 10-20 лет? А что потом? Неужели древнее знание будет похоронено или вернётся в стены ашрамов? Превращая йогу в ходовой товар, мы, преподаватели, сами её и губим. Гимнастика для тела – это одно, она останется, в ней самой нет ничего эзотерического. А вот духовное искание как составляющая йоги не может быть товаром и нести на себе бремя неадекватности, иначе через пару десятков лет йога превратится в занятие для маргиналов.

Йога - это система принципов, во многом близкая даосской, конфуцианской, древнегреческой и даже христианской морали. Само слово «йога» предполагает объединение, связывание, а не разделение посредством понятийного аппарата, поведения, внешнего вида или религиозных практик. В разности же стилей и подходов, исходя из логики системы, отражаются разные пути достижения единой цели, просто кому-то проще идти при помощи аштанга-виньясы, а другого к той же цели приведёт кундалини-йога, и ни один из них не может быть правее другого. Но капиталистическое общество извращает даже самую красивую идею, делая из разности стилей конкурентное преимущество. В результате видим приверженцев аштанга-виньясы, которые с презрением смотрят на всех остальных занимающихся; кундалинщиков, которые лопочут на непонятном языке; посетителей хатха-йоги, которые кичатся знанием санскритских названий асан. Люди отказываются от других направлений, потому что им преподали единственный стиль как аутентичный, они лишают себя удовольствия мыслить, экспериментировать, сменять стереотипы, а новичков отпугивает их агрессия и мудрёность высказываний. Самые упорные из конкурентов процветают, а йога превращается в страшного мутанта, собранного из желаний толпы, разрозненных эзотерических практик, показательной акробатики и снисходительного отношения к тем, кто ещё «не дорос до понимания». Что бы это ни значило.