Любимым берцам посвящается



 Они остались на берегу Тихого океана. Навечно.
Я пыталась подсчитать, сколько они прошли за свою недолгую и славную жизнь, но это не так легко, поэтому цифры получились относительные. Итак, с самого начала.


Когда они впервые увидели свет и сколько пролежали на складе производителя, определить сложно, но в 2012 году они вышли в свет и сразу блестяще: в премьере оперы «Фауст» Шарля Гуно в постановке новосибирского оперного театра. Несколько премьерных постановок осовремененного «Фауста» они выходили на сцену, помеченные инвентаризационным номером, а потом обувщица их потеряла. Нашла уже тогда, когда на Костины ноги были подобраны новые берцы, а эти оказались вроде как запасными. Берцы обиделись и ушли из театра на дне Костиного рюкзака, чтобы начать своё большое путешествие. Сначала они ходили по Новосибирску, гоняли на велосипеде по области, лазили по грязи и ждали своего звёздного часа. Вроде бы они даже заехали в Черногорию на наш медовый месяц, но этот этап их биографии ничем не подтверждён, увы. Первый подтверждённый выход состоялся летом 2013 года: я вместе с ними впервые оказалась в горном походе на Алтае, на маршруте 1Б сложности Тюнгур – Кучерла – подъём до Кара-Тюрека – озеро Ак-Кем – река Ак-Кем – Три берёзы – Тюнгур. В тот раз мы вместе прошли около 110 км, и я поняла, что для подобных походов берцы гарантированно лучше трекинговых ботинок. Это и определило их дальнейшую судьбу.
Побегав в несезон по Новосибирску, берцы в 2014 году снова отправились в поход. На этот раз на Кавказ по маршруту 1А категории «Голубое ожерелье Архыза», а после него заехали отдохнуть на море в Туапсе. За выход получилось около 200 км. На следующий год, снова пережив межсезонье на Костиных ногах в Новосибе, берцы вернулись на Кавказ, на базу Узункол, где проходили альпсборы невинномысского турклуба. Там две недели мы все вместе тусовались на разных маршрутах, а на обратном пути заехали в Анапу. Категории не было, поэтому километраж определить сложно, но, будем считать, что пройдено 200 км.



Настал 2016 год. Знали ли берцы, что этим годом их походная жизнь окончится? Теперь они уже не скажут, но такое завершение карьеры достойно крутого берца-туриста. Особенности ландшафта убивают за один сезон пару новых трекинговых ботинок, а берцы, уже подуставшие и опытные, выдержали все три месяца почти бесконечных походов, купаясь в ручьях, замерзая на леднике, разрываясь на острых камнях лавового потока и на склонах коварного шлака, пробирающегося между шнурков и щелей в самые носки. Я думала, конец им придёт после первого же выхода на озеро Кетачан, но это был июль, а за ним август и сентябрь, а они всё шли, треща по швам, но стойко держась. Только за Кетачанский проект они протопали 400 км по самым разным рельефам, и тогда я поняла, что взятые про запас ботинки мне не понадобятся. Подъём на Плоский Толбачик с шерстяными носками внутри показал, что жить им осталось недолго, но они ещё доехали до Усть-Камчатска и пришли по чёрному вулканическому песку на райский мыс Камчатский. И даже вернулись, в принципе готовые идти и дальше, потому что 30-километровый дневной переход они просто не заметили, но я решила отправить их на пенсию. По Камчатке они прошли что-то около 650 км. В конце концов, использовать их в Царевском, изорванные, с отходящей подошвой уже не было смысла, а тащить тяжесть при том, что рюкзак впритык проходит по норме в 23 кг, грозит платой за перевес в самолёте. Я сняла их в домике на Мутной, Денис связал шнурки и подвесил берцы высоко на стене. Он обещал, что на следующий год пришлёт мне их фото из склепа: берцев, прошедших по горам и долам около 1300 км в самых разных погодных условиях. Я хотела их сжечь по индийской традиции, но Денис воспротивился. Пусть, мол, висят. Пусть. Уехала, и уже в Москве получила от Дениса фото, на котором на берегу Тихого океана вместо домика красуется одинокая печка с трубой да обгоревший остов металлической кровати. От домика на Мутной не осталось даже пепла – его раздуло ветром. Всё-таки получилось, как я и мечтала, по индийской традиции: берцы сгорели, и прах их был развеян над самым полноводным океаном планеты.